FAMILY DOCTOR

03 Мар

Престижно ли в наше время быть врачом?!

 Престижно ли в наше время быть врачом?!

Уважаемая редакция!
Несмотря на мой достаточно преклонный возраст и почти полувековой медицинский стаж (пора бы уже и поостыть!), я отношу себя к тем, кому «не байдуже майбутнє і здоров’я громадян України».
Проблема «Общественная значимость профессии врача – врач и общество» очень сложна и многогранна. Она существовала извечно и будет существовать всегда.
Этические нормы профессии врача от «Клятвы Гиппократа» до «Етичного кодексу лікаря України» всегда отражали моральные принципы общественного устройства.
Во времена «Морального кодекса строителя коммунизма» и «Присяги советского врача» зарплата врача, в сравнении с производительной отраслью (медицина признавалась отраслью непроизводительной!), была несколько меньше. Зато существовали надбавки за стаж, средства морального поощрения. Престижность профессии врача была высока, и уважение в обществе было бесспорным. Но…

Аптека не прибавит века,
лучшее лекарство – это врач!
Народная мудрость

«Но всё не прочно в нашем веке. С тех пор, как в номере любом я мог прочесть о Льве Кавбеке и не прочесть о Льве Толстом, я перестал седлать Пегаса, милей мне скромный Росинант…» – эти  строчки А. Апухтина, как нельзя, кстати! «Зачем напрасно спорить с веком?» – резонно вопрошал А.С.Пушкин.
Так спорить или не спорить о престижности профессии? Быть или не быть престижным?
Понимаю читателя: «Во, замахнулся коллега! И Апухтин, и Пушкин, и Шекспир…». Всё значительно проще: у государства нет денег для бесплатного здравоохранения! Эта роскошь не по карману и более состоятельным странам (вспомните президента Абаму с его желанием реформирования здравоохранения страны!).
Да уж! «Зазвичай, головною причиною такої невтішної ситуації називають хронічне недофінансування». Приставка «недо» осталась со времён советского  канцеляриста: недоохват, недообследование, недовыполнение и т.п. Примеров много – жалко бумаги! Так вот: недофинансирование – это когда нет денег на зарплату врачам и медсёстрам.
В условиях нахальной роскоши одних и вопиющей нищеты других, когда престиж и уважение личности в обществе определяется величиной её «стоимости», что делать врачам, потратившим (и тратящим!) на своё образование всю жизнь и большие средства?  Врач – не профессия, врач – это судьба!
Все чего-то там прихватизировали, что-то урвали от общественного богатства… А что приобрёл бывший «простой советский» врач? А ничего! Кроме обязанности всю жизнь за жалкие гроши служить людям! Служить в системе жесточайшей диктатуры начальника. В большинстве своём – это бедные врачи для бедных больных.
Коллега, вспомните тот энтузиазм и романтику, с которыми Вы – молодой врач, окунулись в реальности бытия с благородными устремлениями и жаждой подвига! И посмотрите на нынешних выпускников, настроенных прагматически. Повернётся ли у Вас язык упрекнуть их в отсутствии того самопожертвования, которым Вы так гордились во времена своей молодости? У меня – нет! Вполне понятно, почему.
С изменением общественной морали, с появлением доминирующего лозунга «Обогащайтесь!» изменилась  внутренняя мораль, деонтология врача. Больной для врача перестал быть личностью. Больной стал потенциальным источником «гонорара». (Термин «гонорар» – почётная  оплата творческого труда, – в   кавычках не случайно: бывают варианты!). В условиях «відсутності адекватної нормативно-законодавчої бази та зволікання з реформуванням галузі» практический врач вынужден украдкой получать от больных плату за свою работу (чаще – за страх, реже – за доброе отношение) и постепенно деградировать как личность. Отношение врача к пациенту определяется его «гонорароплатёжностью». Среднестатистический врач начинает зарабатывать своим ремеслом. И это ещё – не самое страшное: всё-таки – заработок! Хуже, когда – вымогательство!
Полукриминальные «гонорары», безответственность и безнаказанность врача калечат его личность! Неотработанный «гонорар» становится наживой. В условиях нищенского жалования врач считает для себя вполне этичным входить в сговор с аптеками на взаимовыгодных условиях, выключая из своего сознания не только интересы больных, но самого больного как личность. Происходит обезличивание и деперсонификация больных в условиях психологической защиты врача!
Сложилась парадоксальная ситуация: практический врач (особенно в районном звене здравоохранения) одновременно бесправен и безнаказан! Бесправен в административной системе здравоохранения, безнаказан оттого, что не- кому работать!
А что же государство? Государству такая система… очень выгодна: врачи – «под пистолетом», их  всегда можно наказать хотя бы за неуплату налога с «гонорара»; отрасль можно «недофинансировать» – и  так выживет! В здравоохранение сколько не вкладывай – всё мало, всё растащат! А больные? Больные будут всегда. Да и не нужны больные люди государству. Государству нужны работающие! Катастрофическая демография, говорите? Ерунда, бабы нарожают! (Где-то мы это уже слышали?!).
Так (или примерно так) думают  правители Украины, и это видно по их делам, что бы они ни говорили! Вот почему блокируются любые попытки реформирования системы здравоохранения. И вообще: реформы – дело хлопотное и опасное. Попытки были, и что же? Не надо суетиться: на наш (на их) век хватит!
Профессионализм врача определяется отнюдь не квалификационной категорией, а пациентами в условиях свободного выбора.

 Если пациент не будет привязан к определённому ЛПЗ или «официальному» врачу, он обратится к  доктору с хорошей репутацией, получит соответствующую помощь за соответствующий гонорар без всяких там алчных посредников и комиссионеров. Врачу придётся думать о репутации, и это станет важнейшим мотивом для самообразования, совершенствования профессионального мастерства! Образование врача станет для него естественной необходимостью.
В самом деле: вся система высшего образования в здравоохранении, система последипломного образования  врачей, их аттестация – всё невероятно расточительно, лицемерно и неэффективно!

Бытие определяет сознание!
Философско-житейская парадигма

В медицинском вузе отсутствует модель конечного результата. Студента-медика готовят как материал для последующей специализации. Существенная часть полученных знаний впоследствии забывается по ненадобности. Пресловутая Болонская система (в украинском варианте!) только осложняет ситуацию (выделено п/ж Ред.). (Если студент-медик компенсирует плохое знание хирургии отличным знанием истории медицины, то ясно, каким он будет врачом!).
На учебных кафедрах научные исследования совершенно не касаются методики преподавания предмета: почти нет диссертационных работ, посвященных новым, эффективным системам обучения студентов по данному предмету. Где уж там думать о межпредметной связи и формировании клинического мышления врача!
Последипломное образование врача (в массе своей!) иллюзорно: иллюзия образования и его формальные атрибуты есть, а  есть ли само образование – сомнительно! Чего стоит система набора баллов для получения той или иной категории, а порой и права заниматься врачебной деятельностью!

Всякая власть от Дьявола!
Ведь именно властью искушал
Иисуса Христа Сатана

Авторское наблюдение

Практический врач оценивается по самым различным критериям (ПАЦ, ТУ, статьи, лекции, конференции, санпросветработа и пр.), кроме главного – показателей  его практической работы. Каковы его знания, практические навыки, производственные показатели? Всё это в бальную оценку не вошло. Всё это для аттестации не существенно! Важно – наличие формальных признаков. По признанию самих разработчиков – систему аттестации они делали «под себя»!
Беда ещё и в том, что напрочь попираются исконные принципы отечественной медицины. Практическому врачу, загруженному рутинной, непрофессиональной работой, не только нет времени подумать над больным – ему думать вообще не полагается! Есть утверждённые стандарты обследования и лечения. Говорят, что «весь мир работает по стандартам, и нам так надо!». Роль врача – наиболее полно (чтобы не ругали!) назначить (!) «золотые» или «серебряные» стандарты»! Если врач – диагност, «машина» выдаст диагноз, если – лечебник, то медсестра подберёт подходящий стандартный рецепт, «отпустит» процедуру.
О хирургах и неотложной медицинской помощи разговор особый. Очень интересный и долгий разговор (подождём следующего раза).
Формальное отношение государства к врачу порождает вполне адекватную реакцию: каждый думает о себе!
А больные? Как повезёт. Отрадно уже то, что в массовое сознание приходит понимание необходимости беречь здоровье, осознание риска обращения к врачу и необходимости затрат на здоровый образ жизни, которые значительно меньше затрат на болезнь. Постепенно складывается уважение к действительно хорошим врачам.
Кстати, о хороших врачах. Те врачи, которые считаются (и вполне справедливо!) не очень хорошими в государственном ЛПЗ, преображаются, работая «на фирме». Откуда что берётся! И вежливы, и корректны, и сострадательны, и откровенно, искренне заботливы. Индивидуальный подход и уважение личности пациента гарантированы! Это уж точно: бытие определяет сознание, общественное бытие – общественное сознание!

P.S. В наше время перемены так стремительны, что не успеваешь реагировать: возвращается надбавка за стаж! Кто бы мог подумать?.. Следующим этапом возвратится «потолок зарплата + пенсия», надбавка за категорию станет невыгодна, и пенсионеры не будут аттестовываться. Неужто всё возвратится «на круги своя»?

Виктор ДАРЧИНОВ
врач-онколог, методист Центра
подготовки семейных врачей,
г. Черкассы.

Міток немає

Добавить комментарий


Слои по горизонтали
Увага! Інформація, опублікована на сайті, призначена тільки для ознайомлення. Описані методи діагностики, лікування, рецепти народної медицини і т.д. самостійно використовувати не рекомендується. Обов'язково проконсультуйтеся з фахівцем, щоб не завдати шкоди своєму здоров'ю!

� 2016 FAMILY DOCTOR |